Свежие новости в мире

Просто сделайте маленький шаг вперед: откровения Джоэла Эмбиида

26

Лидер Филадельфии — о семейной трагедии, начале карьеры и мотивации.

Джоэл Эмбиид — один из лучших центровых в современном баскетболе. Он родился в Камеруне, но благодаря своему таланту перебрался в США и закрепился в основной команде Филадельфии Сиксерз, которая выступает в НБА.

О своей жизни, семье, достижениях и провалах он откровенно рассказал для 

Для всех, кто сейчас переживает трудности… Для всех, кто борется …

У меня есть небольшая история для вас.

Вряд ли кто-то знает, но сразу после того, как я попал в НБА в 2014 году, я думал о том, чтобы уйти из баскетбола. И это не шутка. Я и правда думал об уходе из Лиги еще до своего дебюта.

Это не имеет ничего общего с моими травмами. Тело ведь залечивает раны. Все всегда заживает. Физическая боль – временное явление. А сердечные переживания? Дружище, это – совсем другое. Это намного сложнее.

Когда вы говорите о моей жизни, вы должны вспомнить о моем брате Артуре. Этой истории не будет без него.

Наверное, у всех нас есть хотя бы один человек в жизни, который всегда излучает позитивную энергию. Знаешь, тот человек, с которым просто весело. Тот, кто всегда болеет за тебя, несмотря ни на что. В моем случае это Артур. Все всегда начинается с него. Даже если бы вы попросили меня вернуться к первым страницам этого безумного путешествия из Камеруна в НБА, оно началось бы с Артура.

Когда мне было 16 лет, я едва все не испортил, потому что все, что я хотел в тот момент, — это отдохнуть с моим братом. Сейчас все пишут о том, что меня пригласили в баскетбольный лагерь Люка Мба а Муте. Но они всегда пропускают одну важную деталь.

Я даже не появился в лагере в первый день обучения. Почему? Был слишком напуган. Я решил пропустить это мериприятие, чтобы посидеть дома и поиграть в FFA с Артуром. Наша мама, которая относилась к домашним заданиям со всей строгостью, отправилась в отпуск. И мы воспользовались этими днями, чтобы расслабиться и поиграть в видеоигры.

Это была самая забавная вещь в мире. И я не думал, что когда-либо буду играть в НБА или даже поступлю в колледж в Штатах. Это было похоже на какой-то сон. Я понятия не имел, что могу играть в баскетбол.

Поэтому я спрятался в своем доме, и мы играли в FFA весь день. На следующее утро, когда мой отец узнал, что случилось, он позаботился о том, чтобы я доставил свою задницу в лагерь. Именно тогда и изменилась вся моя жизнь.

Но за день до этого я и Артур просто развлекались. И знаешь, что? Вероятно, тот день был лучше, чем большинство баскетбольных моментов в моей жизни.

После лагеря жизнь заиграла новыми красками. У меня появилась возможность переехать в Америку и начать обучение в средней школе. Это было благословением, за исключением того, что я не мог возвращаться домой в Камерун в течение долгого времени. Например, перед тем, как меня подписали в 2014 году, я не видел Артура уже три года. Но он следил за моей жизнью, и когда меня выбрали на драфте, он очень гордился мной.

К сожалению, мне пришлось сделать операцию на ноге прямо перед драфтом. Артур прилетел в восточную часть США, чтобы увидеть меня. Но моя операция проходила в Калифорнии, и врачи были слишком обеспокоены сгустками крови, чтобы позволить мне лететь через всю страну.

Поэтому я остался на западном побережье, а Артур — на восточном, чтобы поддерживать друзей нашей семьи. В то время казалось, что у нас будет гораздо больше возможностей собраться вместе.

Мы говорили о том, что когда я выздоровею, он сможет вернуться в Америку, чтобы увидеть, как я играю в лиге — против Коби, Стефа Карри и Кевина Дюранта. Артуру было всего 13. У него было все время мира, чтобы вернуться и увидеть меня.

Затем, четыре месяца спустя, мне позвонили.

Артур попал в аварию на родине. Он шел домой из школы вместе с одноклассниками, когда его сбил грузовик. Моего брата не стало. Он был так полон жизни, и в какой-то момент его просто не стало. Никто не мог в это поверить. Это стало шоком для всей семьи, и, честно говоря, это то, с чем мы до сих пор имеем дело.

Я смог приехать домой только на несколько недель, чтобы присутствовать на похоронах. Когда я вернулся в Филадельфию, то все еще пытался эмоционально восстановиться. С уходом Артура я почувствовал, что потерял цель в жизни.

Мне хотелось просто выйти из игры и вернуться домой в Камерун, чтобы быть со своей семьей. И, вы знаете, это не похоже на фильм, в котором кто-то поговорил со мной, после чего вдруг все наладилось.

Мне действительно пришлось заглянуть внутрь себя, чтобы снова обрести смысл того, что я делаю. Каждое утро, когда я просыпался, говорил себе, что у меня есть выбор. Я мог бы сдаться или же мог попытаться сделать еще один шаг вперед. Я действительно должен был напомнить себе, почему я любил баскетбол.

Не так давно мы были просто худыми детьми, бездельничающими в парке. Мы прятались от мамы, стараясь не делать уроки. Но это несерьезно. Мы просто веселились.

Я хотел уйти, но вместо этого продолжал работать каждый день в течение двух лет, чтобы попытаться выздороветь, чтобы завоевать все площадки НБА. Я чувствовал, что если смогу сделать это, мой брат будет гордиться мной.

Каждый день я делал маленький шаг вперед. Никаких читов. Когда вы сталкиваетесь с трудностями, у вас перед глазами нет быстрых клавиш. Вы не можете обойти проблему. Вы просто должны идти вперед, независимо от того, сколько времени это займет.

Всем, кто сейчас борется, всем, кто хочет сдаться, я говорю вам — просто сделайте маленький шаг вперед.

В тот вечер, когда я впервые вышел на площадку перед фанатами Филадельфии, почему-то подумал, что я выбегу из туннеля и меня освистают. Я на самом деле считал, что болельщики будут недовольны тем, что я отсутствовал так долго. Никогда не забуду свои первые набранные очки. Я забежал в штрафную, обвел Уэстбрука и забросил в кольцо. Публика сошла с ума. После всего, что мне пришлось пережить, это, наверное, один из лучших моментов в моей жизни.

До определенного времени я не мог осознать, как Филадельфия мне помогла. В течение нескольких лет люди оказывали мне колоссальную поддержку, несмотря на взлеты и падения. Это намного больше значит, чем баскетбол.

Вот почему я так взволнован после игры против Торонто в прошлом сезоне. Кавай Леонард совершил блестящий бросок тогда. Я не думаю, что когда-либо еще проявлял подобные эмоции на баскетбольной площадке. Игра в баскетбол — это не жизнь и не смерть. Но дело не в игре. У меня были слезы на глазах, потому что я хотел победы ради своей страны и семьи.

Мне пришлось почти все лето жить с сожалением того, что я позволил Каваю сделать это. Я винил себя. Может быть, я мог бы заблокировать тот бросок. Возможно, именно мы получили бы те медали, а не Кавай вместе с парнями из Торонто. Но мы уже никогда этого не узнаем.

Но знаете, что? В конце концов, эти парни заслужили титул. Они играли лучше, чем все остальные. Каждый игрок в их команде делал все для того, чтобы победить. Это был урок, который нам нужно было принять и запомнить.

Знаете, в этом году вся команда говорит о том, как сильно нам нужен титул. Мы все обсуждаем это, но разговоров недостаточно. Нужно идти к своей цели. Нужно бороться каждый день. И это касается меня тоже. Слушай, я знаю, это отстой, что я вылетел из-за травмы. Вряд ли кто-то чувствовал себя хуже, чем я сейчас. Но это всего лишь повреждение пальца. По сравнению с тем, что я пережил, это вообще не имеет значения.

Я хочу поскорее вернуться на площадку. И в этот раз мы собираемся сделать все правильно. Мы хотим стать проблемой для любого соперника, уж это я вам обещаю.

Я с трепетом отношусь к таким легендам, как Шак и Чарльз. Поэтому я уважаю то, что они говорят о моей игре. Но я никогда не стану игроком такого уровня, как Шак в 1990-х. В 2020-м невозможно сделать некоторые вещи, которые он делал регулярно. Сейчас игра развивается по-другому. Не так, как сейчас команды с двумя командами. Вы должны быть готовы контролировать все зоны на площадке, ожидая броска с любого места.

Неважно, охранник вы или двухметровый игрок. Необходимо быть универсальным, чтобы победить в матчах НБА. Нужно быть непредсказуемыми. Да, я боготворил парней, которые играли за Дрим Тим в 1980-х (мужская сборная США по баскетболу на Олимпийских играх 1992 года – прим. ред.). Я буквально часами наблюдал за их игрой, все об этом знают. Но вы знаете, за кем я наблюдаю сейчас? Кевин Дюрант, Джеймс Харден. Ну или же разыгрывающие, такие как Стеф Карри. Для меня их игра сейчас намного интереснее.

Прежде всего, я всегда стараюсь быть лучше. Это единственный способ, благодаря которому вы можете чего-то добиться. Недостаточно быть «большим парнем». Нужно просто уметь играть в баскетбол.

Если мы собираемся выиграть титул, я должен быть похожим и на парней из Дрим Тим, и на Иверсона, и на Коби Брайанта. Именно таким я всегда буду себя видеть.

И я знаю, что вы, ребята, хотите, чтобы я каждый вечер набирал по 35 очков. Я знаю это. Я слышу вас.

Но я должен быть честным с вами. Это не 1995-й год. Это 2020-й год. Я не пытаюсь стать следующим игроком Дрим Тим. В истории была только только одна такая команда, нужно это понимать. Это так же, как и то, что существует только один Шак. Я лишь хочу быть лучшим баскетболистом в Лиге, и я действительно верю, что могу стать таким игроком.

Я закончил с трэштокингом, мемами и прочим. Как только я возьму трофей НБА в свои руки, возможно, я вернусь к своему очаровательному «Я». Но пока у меня только одна мысль.

Я не пытаюсь выиграть дебаты или дискуссию.

Я пытаюсь выиграть титул.

С уважением, Джоэл.

Калиду Кулибали: Неаполитанец, который понял важные вещи в жизни

Кевин Де Брюйне: С тобой тяжело справиться, ты слишком спокойный

Мойзе Кин: Я экономил и крал ради того, чтобы сыграть в футбол на асфальтном поле

Юрген Клопп: Возможно, мне это снится

Бен Чилуэлл: То, из чего состоят мечты

Источник: isport.ua

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.