Свежие новости в мире

Эксперты назвали риски для бизнеса при росте налога на дивиденды

29

Повышение ставки налога на дивиденды в транзитные юрисдикции до 15% сведет к нулю налоговую экономию для многих холдинговых и финансовых компаний. Это касается прежде всего Кипра и других транзитных юрисдикций, которые используются для искусственного вывода капитала из страны. Однако мера затронет не только тех, кто уходит от налогов, — возрастет налоговая нагрузка и на добросовестный бизнес, предупредили опрошенные РБК эксперты.

Кульминация деофшоризации

Президент Владимир Путин поручил отменить льготные налоговые ставки «для тех, кто выводит свои доходы в виде дивидендов на зарубежные счета». Это должно восполнить потери бюджета от налоговых льгот малому и среднему бизнесу и финансовой поддержки пострадавшим от пандемии отраслям экономики.

Поручение президента стало кульминацией процесса деофшоризации, прокомментировал РБК партнер компании Paragon Advice Group Александр Захаров. После этих изменений содержать не только офшоры, а все иностранные компании будет менее выгодно, констатировала партнер EY Ирина Быховская.

Максимальная ставка налога на дивиденды в пользу иностранных компаний составляет 15%, на проценты по предоставленным из-за рубежа кредитам — 20%. Однако снизить ставку по дивидендам до 10% или до минимума в 5%, а по процентам — до нуля возможно, применив льготы в рамках соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН) со страной, где зарегистрирована компания — получатель доходов. Пересмотреть такие соглашения или разорвать договоренности с теми странами, кто не пойдет на изменения, и поручил президент.

www.adv.rbc.ru

С классическими офшорами — Британскими Виргинскими островами, Кайманами, Сейшелами, Бермудами, Гернси и Джерси — таких соглашений нет, и при выплате дивидендов применяются максимальные ставки. Так называемые транзитные юрисдикции, например Кипр, Люксембург, Нидерланды, часто используются при регистрации компаний для выплаты дивидендов по сниженным ставкам, а уже после доходы переводятся в классические офшоры.

Несмотря на ужесточение регулирования в последние годы, ставки 0, 5 и 10% продолжают широко применяться во многих случаях, отмечает Ирина Быховская. Вероятно, что перед обращением президента ФНС и Минфин уже провели расчеты, сколько налогов с дивидендов по ставке 5% было получено бюджетом в предыдущие годы при выплатах в определенные юрисдикции и насколько доходов было бы больше при ставке в 15%, отметила эксперт.

С каких стран начнут

Минфин должен до 24 апреля определить список международных договоров России об избежании двойного налогообложения и предоставить предложения об их изменении или расторжении. Правительство должно отчитаться о проделанной работе до 25 декабря.

Повышение налога затронет в первую очередь Кипр и другие транзитные юрисдикции, уточнил Минфин. Мера не распространится на процентные доходы по еврооблигационным займам, облигационным займам российских компаний, займам от иностранных банков. Изменения вступят в силу с 1 января 2021 года и не будут распространяться на доходы, выплачиваемые в 2020 году.

Кипр является первой мишенью на 2021 год, а к 2022 году список может быть расширен, отмечает Быховская. Вероятно, изменения также затронут соглашения с Нидерландами, Люксембургом, Сингапуром, возможно, с Мальтой и Швейцарией, сообщил РБК директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ Александр Токарев. Ставка налога на доходы у источника выплаты в отношении дивидендов с ними может быть снижена до 5%. Ирландия, хотя и входит в число стран, куда перечисляется больше всего дивидендов из России, вряд ли войдет в этот список. Там реже регистрируют холдинги с российскими активами, и ставка налога может быть снижена только до 10%, пояснил Токарев.

Как изменят правила

По словам экспертов, возможны два варианта изменения соглашений об избежании двойного налогообложения.

  • Прописать в каждом ставку в 15% в отношении дивидендов.
  • Дополнить соглашения положениями об ограничении льгот (simplified limitation of benefits, S-LOB). Их содержит конвенция против злоупотреблений такими соглашениями (MLI). Она должна вступить в силу в России с 2021 года, автоматически изменив сразу 71 международное соглашение.

Однако пока положения об ограничении льгот (S-LOB) должны распространиться на ограниченный список стран, часто весьма экзотичных, отмечает Токарев. Ключевые партнеры России, включая Кипр, выбрали только «тест на основную цель», отмечает Быховская. «Тест на основную цель» — это требование доказать, что основной целью структурирования были бизнес-причины и налоговые соображения не являлись одним из ключевых факторов при создании или выборе структуры.

Вероятно, Россия предложит Кипру дополнить соглашение положением об упрощенном ограничении льгот (S-LOB) до 2021 года — требование о соответствии получателя дохода жестким критериям. «Из-за них льготные ставки не сможет применять большинство холдинговых и финансовых структур», — отметила Быховская.

При заключении новых соглашений или при изменении текущих Минфин уже включает в соглашения положения об ограничении льгот (S-LOB), отмечает Токарев, — например, с США, Японией, Китаем и Швецией. Поэтому было бы логично, если бы Россия включила подобные положения в соглашения с транзитными странами.

Вероятные последствия

Вполне возможно, что экономический результат от введения повышенных требований не оправдает себя, считает Токарев. Бюджетный эффект не будет высоким, согласен Захаров: «По статистике ЦБ, основные выплаты по такому механизму прошли в прошлом и позапрошлом году».

Принятые в последние годы меры по ужесточению налогообложения и борьбе с офшорами и так сильно ограничили лазейки для злоупотреблений. Это и BEPS (Base Erosion and Profit Shifting — глобальный план борьбы с размыванием налоговой базы и выводом прибыли), и локальные нормативы о достаточном экономическом присутствии: популярные офшоры под давлением Еврокомиссии установили требования к налоговым резидентам открывать офисы и нанимать сотрудников на их территории. Кроме того, с 2015 года российские налоговые органы активно применяют концепцию фактического получателя дохода (ФПД). Она запрещает применять льготные ставки при выплате пассивного дохода из России в пользу иностранной компании и другие льготы, если компания создавалась исключительно для налоговой экономии.

Налоговики и сейчас часто отказывают в применении пониженной ставки при выплате дивидендов в наиболее популярные холдинговые юрисдикции, включая Кипр. Налог 15% доначисляют, если видят, что основная цель размещения компании в другой юрисдикции — налоговая, а дивиденды транзитом идут в страну, с которой льготные ставки не предусмотрены.

Для многих компаний уже потеряло смысл и стало невыгодным держать холдинги на Кипре, отмечает Захаров. «Тем же, кто, несмотря ни на что, все еще заинтересован в выводе капитала, уплата налога в 15% не составит труда, — многие уже платят налог по максимальной ставке», — пояснил эксперт.

«Очень многие из тех, кто пользуется льготными ставками, имеют такой уровень качественного присутствия в этих странах, включая высокую численность сотрудников, что нельзя назвать их пустышками», — отмечает Быховская.

Под удар могут попасть добросовестные компании, основной целью которых не была налоговая экономия, отмечают эксперты. Речь идет о российских группах с иностранными субхолдингами, например в Нидерландах или Люксембурге, которые создавались для инвестиций за рубежом. В ответ на действия России эти страны тоже могут поднять ставку до 15%, и тогда уже российские группы при выплате дивидендов в Россию будут платить больше налогов, но не в российский бюджет.

Вдобавок рост налоговой нагрузки может снизить инвестиционную привлекательность России для компаний, зарегистрированных в транзитных странах, но не связанных с российским бизнесом, заключили эксперты.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Источник: rbc.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.