Кино и авто: каких иностранных продуктов не хватает участникам ПМЭФ”/>

17.06.2022 от leiv 0

В Санкт-Петербурге стартовал юбилейный 25-й ПМЭФ. Он проходит на фоне усиления санкций против России в последние месяцы. РБК узнал у участников форума, каких иностранных компаний и продуктов им будет не хватать

Виктория Абрамченко, вице-премьер

«[Не хватать будет], наверное, что-то из разряда культуры, качественного визуального ряда, — например, кино».

Максут Шадаев, министр цифрового развития

«Мне всего пока хватает. Мы же не выбираем. Мы вынуждены жить в этих ограничениях».

Ольга Чепурина, замруководителя аппарата правительства

«Если честно, нет [таких товаров и услуг, которых бы не хватало]. Я очень боялась, что будут проблемы с линзами и с очками, но оказалось, что все нормально. Можно сказать, что обошлось. Так что пока не чувствую, очень хочется верить, что и дальше все будет хорошо».

Владимир Комлев, глава НСПК

«Будет не хватать некоторых автомобильных брендов».

Алексей Лихачев, гендиректор «Росатома»

«Мне всегда всего было достаточно своего в стране. Я даже не знаю, кто уходит. Слышал что-то, но это для меня настолько ненесущая конструкция».

Денис Буцаев, гендиректор «Российского экологического оператора» (РЭО)

«Всех тех, что ушли из России, мне не просто не не хватает. В этом отношении [их уход] сыграл даже в пользу. У меня супруга — ярая поборница здорового образа жизни. И все те, кто ушел из Российской Федерации, являлись как раз раздражителями ее (супруги) спокойствия. Я имею в виду компании по производству фастфуда и сладких напитков. [Что касается ухода спортивных брендов], мы не увидели каких-либо изменений: они или достаточно успешно заместились, либо они на самом деле не ушли».

Айсен Николаев, глава Республики Саха (Якутия)

«Мне лично не хватало Макдоналдса. Но вот сейчас Макдоналдс уже вернулся (на базе этой сети в России начали открываться заведения «Вкусно и точка», — РБК). Я люблю Макдоналдс».

Роман Ротенберг, предприниматель

«Тяжелый вопрос, давайте попозже это обсудим… У нас все есть. Все будет».

Руслан Саркисов, гендиректор венчурного фонда «Восход»

«Как потребитель я, вероятно, справлюсь с отсутствием сериалов Netflix, брендовой одежды и пролистывания картинок в Instagram (даже рад такой возможности). Важнее и чувствительнее уход поставщиков IT-решений и владельцев промышленных технологий и предприятий, выпускающих средства производства, в частности в машиностроении, электронике и тд.»

Алексей Гром, генеральный директор АО «ОТЛК ЕРА»

«Скорее всего, это мобильность передвигаться из Москвы в одну из стран Европы, и обратно. Но опять же для деловых встреч можно найти нейтральную страну, в которую быстро сможет добраться и европеец, и россиянин».

Кирилл Варламов, директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ)

«Мне — никаких [не будет не хватать]. У меня ничего не поменялось в моей модели потребления, как ни странно. Я, может, не много чем пользовался, я такой консервативный на самом деле пользователь. У меня ничего не произошло… Netflix, Pornhub (по последним данным, сайт замораживает маркетинговую активность в России, но все еще продолжает работу. — РБК) — я ничем таким не пользовался. <…>. В Макдоналдсе есть невозможно <…>. Не покупал ничего в IKEA. Facebook мне совершенно была не интересна как сеть, я в последние несколько лет свой аккаунт помощнице отдал, чтобы она мне запросы транслировала».

Александр Акопов, продюсер, основатель «Амедиа»

«Абсолютно спокойно обойдусь без всего. Мне свое-то не хватает времени смотреть».

Николай Гуляев, олимпийский чемпион и президент Союза конькобежцев

«Наверное, первое время будем испытывать какие-то сложности с приобретением инвентаря. В целом этого пока хватает, и надеюсь, что наша легкая промышленность скоро это с лихвой заменит».

Полина Аскери, основатель Askeri Gallery

«Мы столкнулись с огромными проблемами в области оплаты, поэтому многие зарубежные покупатели перестали покупать искусство: очень трудно оплачивать работы зарубежных художников. И это достаточно длительный процесс, который не все художники и клиенты готовы терпеть. Это раз. Два — у нас активная велась зарубежная программа, участие в международных ярмарках, мы ездили и в Южную Корею, и в Шанхай, и в Америку, в Нью Йорк и в Майями <…> сейчас мы оказываемся отрезанными от внешней экономической деятельности и остается только работать на российский рынок. Это cильно очень сужает возможности <…>. Но я надеюсь, что государство нам поможет, и будут приняты определенные законы, такие, например, как закон о меценатстве, которого у нас нет и не было никогда в стране».

Юлия Петрова, директор Музея русского импрессионизма

«Как, наверное, и большинство, мы столкнулись с отключением цифровых сервисов: Google, сервис рассылок, CRM. Очень надеемся найти аналоги в ближайшие месяцы и как-то адаптироваться. Но, вы знаете, давно стало понятно, что сидеть и плакаться об ушедшем бессмысленно. <…> Для музея основная, безусловно, самая невосполнимая потеря — это партнерство с западными музейными коллекциями. Даже те договоры, которые у нас были подписаны по состоянию на февраль, в марте западной стороной у нас были объявлены недействительными в одностороннем порядке. В общем-то это было ожидаемое решение. <…> И если по нам это ударило в меньшей степени, поскольку Музей русского импрессионизма работает в основном с русскими предметами, с русскими произведениями, то большинство музеев, которые так или иначе работают с искусством зарубежным, вынуждены сейчас перекраивать свои музейные программы, и мы видим, во что это выливается — в замену хитовых блокбастерных выставок, сделанными наспех в этих заданных условиях».

Авторы
Теги

Источник: rbc.ru