Эксперты оценили долгосрочный эффект санкций для российской экономики”/>

03.06.2022 от leiv 0

Санкции будут отнимать у темпов роста ВВП России в долгосрочной перспективе — до 2030 года — 1–1,5% ежегодно, считают опрошенные НИУ ВШЭ эксперты. Доходы населения не будут успевать за ростом экономики, предупреждают они

Долгосрочный эффект санкций будет выражен в торможении темпов роста российского ВВП на 1–1,5% в год, свидетельствуют результаты консенсус-прогноза о перспективах развития экономики до 2030 года, проведенного Институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ среди 17 макроэкономистов из государственных и частных организаций. Оценки экспертов озвучила директор института Наталья Акиндинова на первом из серии семинаров на тему «Долгосрочное социально-экономическое развитие в условиях изоляции, санкций и внешних шоков», прошедшем в НИУ ВШЭ в конце мая. РБК следил за дискуссией.

Экономисты ожидают, что динамика доходов населения будет хуже, чем динамика ВВП, поскольку общие издержки экономики будут расти, вытесняя издержки на труд. Перспективы открытия экономики для экспорта и импорта эксперты оценивают по-разному, но усредненная оценка сводится к тому, что доля экспорта снизится на 5–7 процентных пунктов к 2030 году по сравнению с нынешней долей в ВВП. В последние годы доля экспорта товаров и услуг в ВВП России колебалась от 25 до 30%, следует из данных Всемирного банка.

Согласно последнему опросу ЦБ, проведенному среди экономистов в июне, в текущем году они ждут снижения экономики на 7,5%, в следующем — нулевой рост, а в 2024 и 2025 годах — повышения ВВП на 1,8%. Ожидаемые средние темпы роста ВВП в 2026–2030 годах они оценили на уровне 1,5% в год. Еще в февральском прогнозе, до ввода санкций, они ожидали роста экономики в 2022 году на 2,4%, а в последующие два года — на 2,1 и 2%. Долгосрочные темпы роста ВВП также оценивались на уровне 2%.

Среди основных рисков на долгосрочный период экономисты назвали потерю макроэкономической и социальной устойчивости, технологическое отставание, а также усиление демографических проблем. Вместе с тем участники консенсус-прогноза выделили и ряд возможностей, которые несет в себе санкционный кризис, — это переориентация на другие источники импорта и направления экспорта, а также импортозамещение — прежде всего технологически более простых товаров. «Возможности импортозамещения в частности и развития высокотехнологичных производств в России в целом эксперты оценивают достаточно скептически, что также является вызовом для экономической политики», — отметила Акиндинова.

Нехватка исследований о санкциях

Формирование долгосрочной политики в условиях санкций осложняет недостаток исследований на тему экономической изоляции, считают участники семинара. Первые работы, рассматривающие экономическую теорию санкций, появились лишь в конце 1990-х — начале 2000-х годов, подчеркнул научный руководитель Экспертного института ВШЭ Револьд Энтов. Хотя на практике санкции начали применяться намного раньше. Первые санкции против Ирана были введены в 1950-е годы, в 1960-е годы — против Кубы, на протяжении XX века было несколько пакетов санкций против СССР.

С более активным применением инструмента экономической изоляции эффект санкций — в том числе в разрезе конкретных стран — начал изучаться. Однако опыт, накопленный другими странами мира, нельзя заимствовать для анализа ситуации в России, не делая серьезные поправки на внешнеэкономический контекст, размер, структуру и уровень развития экономик, считает руководитель направления анализа и прогнозирования развития отраслей реального сектора ЦМАКП Владимир Сальников.

Опыт и ошибки других стран

Исследования опыта других стран, испытавших на себе санкционное давление, позволяют предсказать некоторые последствия экономической изоляции. Директор Центра исследований производительности НИУ ВШЭ Илья Воскобойников выделил следующие закономерности:

  • санкционный кризис наносит ущерб подсанкционной экономике вне зависимости от того, достигаются ли политические цели;
  • опыт Ирана показал, что импортозамещение как естественная реакция подсанкционной экономики ведет к снижению производительности производств, поскольку ухудшается конкурентоспособность предприятий на рынке, растут издержки, сокращаются продажи. Как следствие — увеличиваются риски безработицы. Такая ситуация характерна для высокотехнологичных отраслей промышленности;
  • санкции усиливают неравенство и бедность, нанося тяжелый удар по незащищенным слоям населения, в то время как благосостояние обеспеченных может даже расти. Изоляция страны через санкции снижает ее «прозрачность», и внутри этой зоны могут усиливаться нарушения прав человека.

Во многом современные подходы к формированию экономической политики в России отражают мобилизационный опыт СССР, отмечает Воскобойников. Но основной ущерб росту советской экономики под санкциями нанесли не столько отсутствие доступа к передовым технологиям или ограничения во внешней торговле, сколько внутренняя неспособность эффективно распределять ресурсы, убежден он.

На эту же проблему, по его данным, указывали иранские предприниматели в опросе о главных препятствиях для работы в условиях санкций. Они отметили, что больше всего им мешают работать не сами санкции, а несовершенство правил в иранской экономике.

По мнению эксперта, на современном этапе государство должно повысить эффективность распределения ресурсов, обеспечив конкурентную среду, рыночное ценообразование и поддержку предпринимательской инициативы.

Авторы
Теги

Источник: rbc.ru